Научный консалтинг
Главная
Контакты
Номер телефона
Как мы работаем
Гарантии
Условия
Цены

Науки точные, гуманитарные...

Почему одни науки представляют из себя сплошь эмпирический набор знаний, фактов? А другие, наоборот, являются слишком уж отвлеченными от практики, зато внутренне непротиворечивы? В этой статье нам бы хотелось обсудить этот вопрос. Правда, пока такое обсуждение, можно сказать, "сырое". Но, тем не менее.

Например, если поговорить о психолого-педагогических теориях. Что хочется сказать сразу: люди, которые определяют стратегию развития науки, что в России, что на Западе, - отнюдь не дураки. Они, зная об огромном количестве этих "научно обоснованных теорий", отлично понимают, что подавляющее большинство из них вовсе не имеет той научной ценности, на которую претендуют их авторы (а также адепты этих авторов, создавшие разного рода психологические школы, тренинги и др.). И если психологическая теория будет создаваться, что называется, на пустом месте, из одних лишь логических рассуждений, то, как очень-очень часто бывает, это будет - попросту очередная вводная выдумка очередного автора - психолога.

Почему? Почему мало одних лишь логических рассуждений? Все дело в том, что, в отличие математики, физики, юриспруденции и аналогичных наук, в психологии, педагогике (и в философии, естественно, тоже) практически невозможно применить СТРОГУЮ логику. Почему? А потому, что там отсутствуют строгие аксиоматические описания категорий, с которыми имеют дело эти науки. Определения категорий допускают неясное, а то и противоположное толкование.

Например, возьмем первое попавшееся "определение" из психологии: память. Читаем в Википедии: Память — это общее обозначение для комплекса познавательных способностей и высших психических функций по накоплению, сохранению и воспроизведению знаний и навыков. Память в разных формах и видах присуща всем высшим животным. Память - одно из свойств нервной системы, заключающееся в способности какое-то время сохранять информацию о событиях внешнего мира и реакциях организма на эти события, а также многократно воспроизводить и изменять эту информацию.

И сразу возникает ряд вопросов:

  • Способность говорить (воспроизводя, тем самым, знания) - это память?
  • Мысли - относятся ли к реакциям организма на события внешнего мира? А если это - собственные мысли человека о самом себе?
  • Многократно - это сколько конкретно раз (ровно столько-то, не менее, чем... ; не более чем...)?
  • Такое свойство (точнее, функцию) нервной системы, как творческий процесс мышления (позволяющий многократно воспроизводить и изменять информацию о событиях внешнего мира), тоже можно назвать памятью?
  • Воспроизводить информацию - насколько качественным должно быть такое воспроизведение? Какой процент информации допускается быть потерянным в процессе функционирования памяти (0, 1, 10, 50, 99%)? Если говорить о плохой и хорошей памяти - где ОБОСНОВАННЫЕ точные критерии такого подразделения?
  • Вдох человека или зевание являются ли событиями внешнего мира или реакцией организма на такие события? А ведь человек может помнить, когда и как он зевал или дышал.
  • Если человек может накапливать и сохранять полученные знания и навыки, но неспособен воспроизводить их - можно ли говорить о том, что он не помнит о них?


В общем-то, можно было бы еще задать ряд вопросов (прямо как тот мальчик из сказки, который любил задавать вопросы, на которые никто не мог найти ответа). Но не будем этого делать, ибо их перечень приводится лишь для того, чтобы показать, что указанные выше, казалось бы, два простых определения понятия "память" на самом деле не являются корректными. И допускают недоднозначное толкование, т.е. не являются правильными. Та же ситуация наблюдается в философии (там это вообще, можно сказать, норма), экономике, юриспруденции.

Конечно, кто-то может возразить: мол, и в математике есть неопределимые, аксиоматические понятия, а также постулируемые определения. Однако, аксиом в математике не так уж и много - по сравнению с перечнем понятий в той же психологии (память, ум, эмоции, поведение, темперамент... ). А определения даются четко и корректно, не допуская их неоднозначного толкования, не вызывая лишних вопросов.

Именно поэтому в философии, к примеру, вполне возможен парадокс "о капле, переполнившей чашу". В самом деле, для точных наук такой "парадокс" не имел бы места. Например, если рассматривать ситуацию досконально, вникая в сам механизм процесса, то все становится понятным и очевидным: вода в чаше, по мере добавления капель, все более и более возвышалась на ее краями - до тех пор, пока сила поверхностного натяжения не стала превышать силу давления жидкости в районе краев чаши. И, как только это условие нарушилось, так сразу вода, находившаяся над краями чаши, вылилась. Следовательно, ничего такого парадоксального здесь нет, обычное нарушение равновесия сил, да и все. А вот при рассмотрении с точки зрения философии ("неточной" науки) такая ситуация превращается в парадокс.

Хотя, кто-то может возразить: а что, если добавлять воду совсем малыми порциями - не каплями, а... микрокаплями, бесконечно малыми частичками? Так вот, этого не получится. Не получится добавить воду отдельно по атомам, ибо демона Максвелла еще пока в реальности не наблюдали. Как бы кто, быть может, не хотел с ним повстречаться и воспользоваться его услугами (например, для реализации вечного двигателя II рода и, на базе этого, ликвидации причин мирового финансового кризиса). Не получится делить воду на бесконечно малые порции, ибо они всегда будут конечны - так утверждает квантовая механика, в свою очередь, основанная на опыте. И самая малая такая порция называется, как известно, атомом.

Поэтому так и получается. Что добавление очередной капли (которая, повторим, не может быть бесконечно малой) нарушает баланс сил (поверхностного натяжения и давления) и - ситуация в корне меняется.

А что получается, если об этом начинает говорить человек, далекий от понимания того, что происходит с водой и чашей? Например, философ. Он, естественно, видит, что, вот - добавили еще одну каплю и вода частично вылилась. Больше ничего конкретного по сути сказать он, конечно, не может. Ибо не имеет понятия (а если и имеет - то, зачастую, отдаленное) про "какие-то там" атомы, квантовые механики, равновесия жидкостей на границах раздела фаз и прочие поверхностные натяжения. Все понимание философом обсуждаемого процесса заключено в рамках феноменологических концепций того, что он увидел.

Дальше он делает попытки описать при помощи логических доводов то, что увидел, используя, быть может, соответствующие философские категории. Понятно, что-то он сможет объяснить правильно. Например, почему вода в итоге выливается из чаши. Конечно, потому, что ее там стало очень много и в чашу уже не вмещается. Ну, т.е. превышена мера и произошел переход количественных изменений в качественные: однотипное накопление воды в чаше дало качественно иной результат: возник поток жидкости, выливающейся из чаши.

Однако, отсутствие понимания того, что, на самом деле, жидкость (воду) невозможно дробить бесконечно, приводит к неверному выводу: что возможно, якобы, добавлять воду бесконечно малыми порциями. И тогда неясно - на каком именно этапе, после какой именно капли происходит переполнение чаши (т.е. когда конкретно(?) превышается мера). Это, в свою очередь, ведет к неверному выводу о том, что грани между переполненным и не переполненным состояниями чаши, якобы, не существует. Так и возникает мнимый парадокс. Вызванный лишь фактом непонимания (или незнания) того, ЧТО такое жидкость, КАК она может наливаться в чашу, ЧТО при этом происходит. Вот таков результат применения "неточной" науки.

Хотя, строго говоря, даже если и предположить, что возможно дробление воды на бесконечно малые капли (при этом масса каждой капли будет равна нулю), то и в этом случае нет никакого парадокса: это же сколько времени потребуется, чтобы, подливая в чашу по одной БЕСКОНЕЧНО МАЛОЙ капельке, ложидаться, пока она переполнится?

Все бы ничего. Понятно, что это мелочи, результат такого "парадокса" давно известен из практики и зачем, мол, тут много говорить. Для обывателя, да, все "ясно" (впрочем, и бог с ним, с обывателем, пусть он идет дальше, на другие сайты; наши статьи для него не предназначены). Но дело-то в том, что когда подобный механизм логических рассуждений начинают применять к другим, более важным, областям, - все становится уже гораздо серьезнее, а то и опаснее.

Все становится серьезнее и опаснее

Например, некто разработал психологическую "теорию". Фактам она, в целом, не противоречит (а ведь и не может противоречить, ибо дает, так сказать, "взгляд с другой точки зрения", который мало связан с уже имеющимися, чем как раз пользуется ее создатель). Теория публикуется, в том числе и в научных журналах. Находятся ее приверженцы. После чего начинается ее "победное" шествие. Чтобы не быть голословными, приведем лишь несколько характерных примеров.

"Белая смерть" (подразумевается сахар, а также все сладкое). Одно время сахар считался вредным, затем полезным, сейчас, вроде бы, опять медики склонны считать, что от него пользы меньше, чем вреда. Впрочем, можно сейчас пуститься в рассуждения о том, КАКОЙ ИМЕННО сахар полезный (свекловичный, тростниковый... или попросту синтетический; а то в магазине от одного из сахарных заводов в Башкортостане довелось нам видеть сахар в мешках, на которых было написано: "произведено в Москве"; "made in Moscow", если точнее; по словам продавцов, все дело, мол, в том, что, якобы, мешков не было свободных, вот и упаковали в московские мешки... правда, с соответствующими надписями. Здесь, правда, остается неясным - КАК московские мешки попали на башкирский сахарный завод, ЧТО в них было раньше - или, в самом деле - пустые привезли? А стоимость того сахара была более низкой, чем везде, как раз именно по той причине, что он был упакован в мешки с соответствующими надписями?). В самом деле, это даже забавно: стоимость того сахара была ниже, чем у других производителей, примерно на 20...30%. А вот если, скажем, на сидения Мерседеса одеть чехлы московского производства... интересно, станет ли он дешевле на 20...30% - по аналогии с сахаром?... Можно, допустим, высказать мысль, что тростниковый и свекловичный сахара особого вреда не принесут, тогда как синтетика, наоборот, не дает для организма никакой пользы; в самом деле, уж лучше употреблять заменители сахара, чем синтетику - которую кое-кто называет "тростниковым сахаром". Да, повторимся, такую мысль высказать можно. Можно и развить ее, обосновав определенными фактами. Но мы этим не будем заниматься, иначе сайт превратится в пропагандистский ресурс, что мы не приветствуем. Ибо это будет, как минимум, ненаучно. Тем более, что чего-чего, а уж пропаганды-то в современном интернете более, чем достаточно.

Восстановление зрения путем специальных упражнений. Например, таких, когда необходимо вращать глазами в разные стороны, делать "восьмерки", смотреть попеременно то вниз, то вверх и др. А также использование разного рода компьютерных программ. Однако, глаз - это орган, функционирующий бессознательно. Поэтому его НЕЛЬЗЯ ЗАСТАВЛЯТЬ ВИДЕТЬ. Можно лишь ХОТЕТЬ (да, хотеть, а не пытаться) видеть. А глаз уже сам будет делать это. Но когда глаз именно заставляют видеть, он иной раз начинает "барахлить". Что часто не учитывают авторы книжек о том, "как восстановить зрение", оказывая своим читателям, тем самым, медвежью услугу. Ладно, если бесплатно, а то нередко - еще и за деньги.

Что такое любовь? Почему из века в век люди маются над проблемами, типа: "любовь - это муки", "нет любви", "не нужно вдаваться в любовь", "любовь - это болезнь" и т.д.? А кто и когда ЧЕТКО определил, что такое любовь? Ясно ведь, что это отнюдь не гормоны и не результат химических процессов, происходящих в организме, как это смеют утверждать сторонники биологического подхода. Да, состояние любви может СОПРОВОЖДАТЬСЯ выбросом соответствующих гормонов. Да, введение таких гормонов человеку стимулирует у него ощущения, похожие на любовь. Но, из этого отнюдь не следует, что любовь имеет гормональную (ну, или химическую) природу. Хотя бы потому, что некоторые гормоны (или соответствующие химические вещества) приводят, например, к состоянию эйфории, ощущению благополучия и т.д. Состояние любви же гораздо шире, многограннее и глубже, чем эйфория. И вот этот момент то ли недопонимают, то ли делают вид, что недопонимают - некоторые, с дозволения сказать, "ученые", а также их последователи: пикаперы и им подобные. Поэтому в защиту биологического подхода можно сказать лишь одно: да, у недоразвитых личностей, у самок и самцов, возможно, "любовь" как раз и является не чем иным, как состоянием эйфории, связанным с вожделением к объекту их любви и не более того. Но, очевидно, не следует путать недочеловеков (даже если они и имеют, по каким-то причинам, человеческий облик) с людьми. Думается, дальнейшие объяснения здесь излишни. А все дело в том, что на данный момент отсутствует четкое понимание термина "любовь", потому-то о ней на данный момент НЕЛЬЗЯ рассуждать путем логических умозаключений. Биологи, философы (и иже с ними) считают, что исследуют, анализируют любовь. Фактически же они исследуют лишь чувства, мысли (ну, и быть может, факты), которые ей сопутствуют. Но не саму любовь. Да, это может уже показаться смешным... А вот, читатель, Вы только посмотрите, СКОЛЬКО в жизни, да и в интернете "ломается копий" на тему "есть любовь - нет любви"? Ведь что получается... это же СКОЛЬКО народу находятся в состоянии непонимания, причем не без помощи таких вот "ученых"?

Целомудрие (для мужчин и женщин). Здесь вообще, в разных государствах и исторических периодах отношение к этому вопросу было и есть совершенно различное. Нередко - прямо противоположное. И непредвзятому человеку (т.е. объективному, знакомому только с логическими доводами, не имеющему внутри себя таких вещей, как разум и душа) попросту НЕВОЗМОЖНО понять, где правда. Чем, кстати, пользуются (и пользовались) правительства очень многих государств (современная Россия - не исключение). Сводя разговор, когда им выгодно, о взаимоотношении полов в русло "научной" проблематики (т.е. в то русло, в котором даже теоретически, на данный момент, невозможно доказать или опровергнуть целесообразность наличия и сохранения целомудрия, ибо "научных" точек зрения много, ОЧЕНЬ МНОГО; и можно выбрать любую, которая больше понравится. Ну, а раз так, то зачем его, мол, нужно-то - это целомудрие?). Поэтому кое-кто доходит до того, что делает попытки размыть, сделать неточным само понятие, определение целомудрия. Т.е. в данном случае имеем (на данный момент) точность определения целомудрия, но полный хаос, если говорить в целом по людям, отношений к нему.

Религия. Понятно, что все эти направления, "школы", секты (одно христианство чего стоит - много там всего разного), ереси и др. обязаны своим существованием, в частности, одной причине: люди, рассуждая о вере, о ее источниках, практически всегда толком не понимают сами, о чем говорят. И потому впадают в обычную схоластику. Или же, напротив, не желают слушать вообще никакие доводы и потому тоже впадат в схоластику, правда, совсем иного рода.

Конечно, примеры можно продолжить многократно. Но что в них общего?... Даже если люди действуют искренне, т.е. исходя из самых чистых побуждений (о вариантах насильственного или хитроумного насаждения тех или иных психолого-педагогических концепций и идей мы здесь не говорим вообще, это уж оставим, что называется, за кадром), честно пытаясь разобраться в действительности, получается, что то там, то там - заблуждения. Почему? Во многом, потому, что в процессе рассуждений людям не до конца ясен, не полностью определен предмет того, о чем они говорят. Неясен механизм его функционирования. Так как описывается он, очень-очень часто, весьма приближенно, а то и вовсе толком не описывается.

Вот уже разобранный пример - чаша с водой. Из бытовых рассуждений ясно: да, если в нее лить воду, то рано или поздно чаша переполнится (ну, если она стоит не вверх дном, если не дырявая и т.п.). Но обыватель, как правило, упускает из рассмотрения существенные аспекты, а именно - сам механизм процесса. И потому он, обыватель, не идет дальше - его останавливает банальное неспособность, а то и нежелание сформулировать хоть что-то, помимо того, что он видит воочию. Философ же поступает еще хуже: он, вместо того, чтобы остановиться на осознании практических результатов процесса, лезет, грубо говоря, "свиным рылом в калашный ряд": применяет обще-философские(!) законы и логические построения для того, чтобы "объяснить" природу указанного выше парадокса. И, разумеется, в отличие от обывателя, совершает ошибку: делает неверный вывод о том, что, несмотря на, якобы, отсутствие границы между наполненным и переполненным состояниями чаши, вода в последней рано или поздно переливается через ее край. Кстати, вот почему в обществе, как правило, не любят "философов", "ученых" и прочих "ботаников". Не только потому, что они говорят правду (которая, как известно, глаза колет). А еще и потому, что они применяют те или иные общие(!) методы к конкретным явлениям, не слишком вдаваясь при этом в частности. И зачастую, в результате закономерно совершают ошибку. Так еще и... потом упрекают окружающих в этом.

Здесь, кстати, вспоминается старый анекдот. Призвали новобранцев в армию. Выдали сапоги - все на один размер. Понятно, что более половины солдат они не подошли - кому малы, кому велики. Подошел подполковник и с укором говорит: "ну, вот видите, сколько у нас здесь нестандартных солдат". Так вот и с наукой: много бывает "нестандартных" научных, эмпирических фактов, которые не вписываются в теории.

То же самое насчет сахара. Кто-то выявил, что для некого количества людей (например, для больных диабетом) сахар принес вред. Следовательно, все, он, мол, для всех людей тоже вреден. Потом кто-то сделал другие исследования, в которых выявлена польза сахара (глюкозы) для головного мозга. Все, сахар "стал" полезным. Затем следующий "выявил", что чем больше и рационе человека сладкого, тем больше он, якобы, склонен набирать вес. И опять сахар "стал" вредным. Наверное, еще лет через 10-15 вновь "выявится" польза сахара.

В отношении же религий, на наш взгляд, разговор вообще бессмысленен; даже вреден, пожалуй. Ибо в подавляющем их большинстве прямо постулируется, что человеку не дано понять сущность бога (человек способен лишь познать бога сердцем, но не умом; умом он может понять лишь содержание написанного о боге), не дано (ну, речь идет про подавляющее большинство) его увидеть и т.д. Не говоря уже о том, чтобы провести с ним эксперименты: измерить физические и иные характеристики. Т.е. предмет обсуждения (бог) - неидентифицирован, неопределен и обозначен на логическом уровне мышления очень-очень смутно. Поэтому говорить о том, какая религия является "более правильной", опираясь при этом лишь на результаты практической жизни (факты действительности) и логические рассуждения - это, как минимум, несерьезно. Ибо факты, даже странные, удивительные - можно объяснить и так, и иначе: их можно объяснить и действиями бога, и теорией вероятности, и еще чем-нибудь (при желании). Поэтому в данном случае очень велика вероятность того, что постоянно будут выявляться "парадоксы", типа обсуждавшейся выше ситуации с переполнившейся чашей. Парадоксы, которые, в силу невозможности более менее точно определить предмет рассуждения, будут являться (и являются) неразрешимыми, по крайней мере, на уровне логического понимания. Именно это, между прочим, и является причиной нескончаемого спора религий друг с другом (это касается и атеистической религии). Кстати, наиболее здравые представители всех религий уже давно поняли то, о чем сказано выше. И потому стараются прекратить такие споры в силу их абсолютной бесполезности, а также - заведомой недоказуемости (и неопровержимости) их предмета. Споры, которые по своей сути ничего, кроме схоластики, представлять собой не могут. Логике в таких спорах заведомо делать нечего. Поэтому так называемое богостроительство (логическое умствование на предмет о том, каков может быть бог) - не есть хорошо.

К чему сей долгий разговор? К тому, что существуют области науки, которые способны отражать мир (или описывать его, если выразиться проще) более менее точно. Таким науки называются точными.

Например, математика. Взять, скажем, Теорему Пифагора. Которая является абсолютной истиной, если речь идет об идеальном прямоугольном треугольнике (т.е. о таком, у которого стороны идеально прямые, не искривленные). Другой вопрос - где же мы найдем такой треугольник: ведь пространство, в том числе и наша вселенная, является Евклидовым (назовем его "идеальным") лишь с определенной оговоркой. Но это уже, повторимся, совсем другой вопрос. Чем в большей мере треугольник будет соответствовать понятию "идеальный", тем в большей мере для него будет справедлива теорема Пифагора. Всегда. А почему? Потому, что теорема Пифагора выражает собой неотъемлемые свойства и закономерности бытия (да, именно - бытия, а не нашего пространства под названием "солнечная система", в котором мы с Вами живем). Точнее, часть их. Опровергнуть которые невозможно, ибо они просто есть. И все. Можно лишь их выявить, проанализировать, применять на практике.

А теперь взять упомянутый парадокс про чашу с водой. Кто и когда доказал, что капельки воды можно дробить бесконечно, разбивая их все мельче и мельче? Никто не доказал. Кто это реализовал на практике? Никто. Однако, философы, рассуждая про чашу с водой, почему-то используют такое допущение. Вот потому они в итоге и приходят к "парадоксу". Ибо отчасти пользуются недоказанными (по сути - незаконными) средствами и методами.

Кстати, на самом деле, позвоночник нередко является причиной некоторых "загадочных" болезней, непонятных медикам. Например, таких, как астма, некоторые сердечные болезни (безо всяких выдумок, об этом говорят факты). Выправив позвоночник, можно бросить курить (точнее, тяга к курению может исчезнуть сама). Впрочем, позвоночник - это тема интересная, но долгая. Если будет желание, возможно, мы как-нибудь затронем ее более подробно.

Кто доказал, КАК ИМЕННО сахар взаимодействует с человеческим организмом с учетом того, что последний представляет собой живую, очень сложную взаимозависимую систему. В которой, если болят ноги, зачастую надо лечить голову и, наоборот. В которой, нередко, если болит сердце, - надо лечить позвоночник. А работа позвоночника может нарушаться в результате проблем с сердцем.

Так вот, кто доказал - про сахар? Никто. Максимум, были обследованы группы пациентов - и у ряда из них было выявлено негативное влияние сахара на организм. Попутно, получены данные о влиянии сахара на соответствующие системы организма. На ОТДЕЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ, но не на весь организм в целом.

Кстати, в качестве аналогии можно привести пример, когда не заводился автомобиль. Были все признаки того, что неисправна система питания, а оказалось - дело в зажигании. И, самое интересное, вышла из строя деталь, которую... ну, никак нельзя было заподозрить, ибо ее характеристики соответствовали норме. Это был ротор-распределитель или бегунок. Но ведь автомобиль - это не человек. По крайней мере, существуют люди (например, разработчики, механики), которые способны разобрать автомобиль по винтикам, заменить старые детали на новые и вновь собрать его. Автомобиль - он достаточно прост по своему устройству, если разобраться. А вот с человеком сложнее. Складывается впечатление, что как "устроен", человек, на сегодняшний день точно не знает никто (неизвестны точно даже "простые", казалось бы, функциональные механизмы, не говоря уже о чувствах, душе и пр.). Поэтому, например, в отношении сахара делать некие выводы о его вреде или пользе только потому, что он как-то действует на одну из систем организма, это, как минимум, неполно. Точнее, неверно. Ведь другие системы могут реагировать на него совсем иначе. Как именно? Пока неизвестно полностью.

На данный момент отсутствуют такая система знаний о человеке, которую можно было бы назвать точной. Если теорема Пифагора абсолютно верна для любого идеального прямоугольного треугольника (находящегося в Евклидовом, т.е. неискривленном, пространстве; в нашем реальном земном пространстве она верна с ОЧЕНЬ высокой точностью, если говорить о не слишком больших расстояниях; причем, точность теоремы Пифагора может быть определена, можно даже рассчитать соответствующие поправки - корректировки), то справедливость утверждения "сахар вреден для человека" (или "сахар полезен для человека") - относительна. Для кого-то он вреден, для кого-то - наоборот, полезен. Потом, если вреден (или полезен) - то в какой дозе, концентрации с другими веществами? То же, кстати, касается не только сахара, но и многих других вещей.

Именно поэтому точные науки способны иной раз обойтись без эмпирических фактов, без практических доказательств. В тех случаях, когда они обозначают неотъемлемые (абсолютные) свойства бытия. Например, упомянутая теорема Пифагора, будучи доказанной теоретически (если не изменяет память, существует не менее 25 способов ее доказательства) не нуждается в практическом подтверждении и в корректировках (если, повторимся, речь идет об идеальном треугольнике). Да, именно потому, что для идеального прямоугольного треугольника она - неопровержима. И все оттого, что в ней четко определен предмет, используются точные посылки, не допускающие неоднозначного толкования. Физика в этом плане менее точна. Ведь все то, что предлагается учеными физиками в качестве теорий, на самом деле представляет собой не что иное, как просто совокупность физических моделей, предназначенных для описания мира. Да, моделей, а не свойств бытия; и между ними имеются расхождения. И чем сильнее они, тем в большей степени физическая теория нуждается в практическом подтверждении. Взять хотя бы квантовую механику и задаться вопросом: что такое электрон?

Тогда как гуманитарным наукам такое, за редким исключением, не свойственно вообще. По причине, повторимся, невозможности четко и ясно дать определение предмета рассуждений. Они по самой своей природе вынуждены пользоваться приближенными, а иной раз - и туманными - категориями. Требующими разъяснений, уточнений, детализаций. Естественно, все это делает спорными, неоднозначными выводы и рекомендации, вытекающие из соответствующих теорий. Именно это (впрочем, не только) и является причиной, с одной стороны, множественности теорий практически в каждой из гуманитарных наук, а, с другой стороны - причиной их несогласованности друг с другом, причиной противоречий.

И вот здесь еще играют роль особенности конкретных гуманитарных наук. Если, скажем, в экономике, юриспруденции получить практические результаты, факты и, на этой основе, доказать или опровергнуть ту или иную теорию является не столь сложным делом, то в психологии и педагогике это - часто затруднительно. Ибо, как уже говорилось, эти науки имеют дело с человеком. Который пока представляет собой вещь (если пользоваться терминологией И. Канта) малоизученную, многогранную. Тогда как психологи, педагоги имеют возможность подойти к исследованию лишь с нескольких позиций (точек зрения). Ибо - нельзя объять необъятное. Выявив что-то на определенном (зачастую, весьма ограниченном, составляющем не более нескольких тысяч человек) контингенте испытуемых, они заявляют о научных результатах. Которые очень часто неверно интерпретируются даже относительно того контингента, который участвовал в исследованиях. Ибо (то ли сознательно, то ли по оплошности) упускаются из виду другие, могущие иметь свое влияние, факторы.

Но тогда... что же говорить об оставщейся части населения земного шара, которая исследованиям не подвергалась? И, уж тем более... ЧТО можно сказать о чисто теоретических исследованиях в области психологии и педагогики, которые вообще не опираются на факты? Думается, тут все ясно.

Именно поэтому, кстати, в настоящее время во всех курсовых, дипломных, диссертационных работах по психологии, педагогике (и смежным дисциплинам) во введении в обязательном порядке должна присутствовать гипотеза. Доказать или опровергнуть которую студент (аспирант, соискатель) должен, опираясь на результаты проведенных эмпирических исследованиях, т.е. используя фактический материал. В противоположном случае работа превратится, скорее всего, если ее автор не является гением типа Л.С. Выготского, в пустое теоретизирование. То же самое относится ко всем научным работам, например, научным статьям, монографиям.

С уважением к Вам.


Вот что мы можем сделать для Вас:
Интересная и полезная
информация
Изменить размер шрифта:
?