Научный консалтинг
Главная
Контакты
Номер телефона
Как мы работаем
Гарантии
Условия
Цены

Последнее обновление: 20.03.2019

О кодексе этики российских адвокатов

В России у адвокатов есть свой кодекс этики. Он был принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.

Было его несколько редакций, последняя, на дату написания этой статьи, датируется 20.04.2017.

В Преамбуле к Кодексу отмечается, что

Существование и деятельность адвокатского сообщества невозможны без соблюдения корпоративной дисциплины и профессиональной этики, заботы адвокатов о своих чести и достоинстве, а также об авторитете адвокатуры.

Что же, золотые слова. Везде бы (а не только у адвокатов) так.

Из ст.1 Кодекса мы видим, что он устанавливает ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ для каждого (видимо, российского – имеется в виду; правда, Кодекс это почему-то не уточняет, ну да ладно, это пока что – мелочи, простим их составителям Кодекса) адвоката требования, правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности. А также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности.

Также эта статья устанавливает, что адвокат (российский?... или осуществляющий свою деятельность на территории Ролссии?...) может руководствоваться в своей деятельности нормами и правилами общего кодекса стран Европейского Сообщества - в части, не противоречащей Кодексу.

Понятно, т.е. нормами и правилами, установленными для адвокатов Европейского сообщества, российский адвокат еще может руководствоваться. Ладно. А вот, скажем, про нормы и правила НЕевропейского сообщества, например, США (которые, на наш взгляд, являются важнейшим союзником российского высшего руководства, начиная с 1991 г.), Австралии и т.д. – здесь ничего не сказано. Стало быть… применение их – невозможно для российского адвоката. Понятно.

Итак, требования, нормы и правила поведения, содержащиеся в российском кодексе этики адвокатов, являются ОБЯЗАТЕЛЬНЫМИ для каждого российского адвоката. Т.е. преступить через них, нарушить их он попросту не имеет права. Кстати, согласно ст.3, положения Кодекса распространяются не только на адвокатов, но также и на их помощников, стажеров и иных (каких, однако…?...) сотрудников. Речь – о ком? О сотрудниках АДВОКАТОВ? Или о неких других – сотрудниках?

Ну, добро, если эти нормы правильные и целесообразные. Посмотрим, однако, как оно

В ст.2 Кодекса мы видим заявление из серии «если мы – составители Кодекса – в очередной раз – написали что-то не то, так Вы, адвокаты, не учитывайте это, а руководствуйтесь соответствующими федеральными законами».

В принципе это – теперь уже настоятельно необходимая ссылка, судя по состоянию современного российского законодательства. В самом деле, ну, понадобилось принять там n+1 закон – так, взяли, да и приняли. А вот то, что он, что нередко, противоречит другим действующим российским законам – ну, мол, всякое бывает. Мы (разработчики закона) за это ответственности, вообще-то, не несем, да и не собираемся. А ведь если Кодекс разрабатывался бы в точной увязке с законодательством об адвокатуре и адвокатской деятельности – тогда БЫ (да кабы…) ч.2 ст.2 Кодекса была БЫ излишней.

Ст.4 кое в чем повторяет ст.1. Действительно, адвокат, вроде как, должен ВСЕГДА сохранять свою (?... или чью-то еще?... непонятно; ну, да ладно) честь и достоинство.

Ведь вполне возможно вести речь о сохранении чести и достоинства не только самого адвоката, но и, к примеру, его клиентов, равно как и иных сторон судебного процесса. Впрочем, возможно, данная норма так и должна трактоваться расширительно: да, требуется сохранение чести и достоинства ВСЕХ ТЕХ, с кем взаимодействует адвокат. Правда, как быть с тем, что эти честь и достоинство «присущие его профессии»?... Получается, опять – на усмотрение суда?... (как обычно – в подобных случаях, законодательно толком не урегулированных). И добро, если суд будет ОБЪЕКТИВНЫМ.

Стоит обратить внимание на ч.4 ст.4 Кодекса:

В сложной этической ситуации адвокат имеет право обратиться в Совет за разъяснением, в котором ему не может быть отказано.

Здесь – надежда на здравый смысл. Т.е., действительно, если адвокат испытывает неразрешимые сомнения в той или иной этической ситуации – ему гарантируется помощь от, быть может, более квалифицированных и более этически развитых (чем он сам) членов Совета адвокатов. Кстати, несмотря на, быть может, внешне лицемерный характер, на самом деле – эта норма очень полезная и актуальная.

Вот Вы, читатель, о чем подумали?... А польза-то от нее (этой нормы) может быть еще и в том, что адвокат в подобных ситуациях… свою моральную вину имеет возможность переложить на Совет. А то и (в необходимых случаях – имея письменный ответ от Совета) – защититься, скажем, от, скажем так, вмешательства… Да, полезная норма – в двух смыслах.

В ч.1 ст.5 Кодекса раскрываются основные компоненты доверия доверителя к адвокату: профессиональная независимость, порядочность, честность и добросовестность:

Профессиональная независимость адвоката, а также убежденность доверителя в порядочности, честности и добросовестности адвоката являются необходимыми условиями доверия к нему.

Ну, это верно, да. Правда, возникает единственный вопрос: а с какой стати ДОВЕРИТЕЛЬ ДОЛЖЕН ДОВЕРЯТЬ АДВОКАТУ?... Впрочем, ст.5 Кодекса не обязывает доверителя оказывать доверие к адвокату. А то ведь, сами посудите: вот, обязали Вас, скажем, доверять банку  - и, не спрашивая, стали перечислять заработную плату на… пластиковую карту. А то и инвестировать в некие проекты. Основанные на доверии-то.

Ст.6 Кодекса посвящена адвокатской тайне. Вроде бы, все правильно и конкретно. Действительно, адвокат должен сохранять тайну, т.е. хранить в тайне сведения, полученные от доверителя. Вроде бы… Но, и здесь, однако, оставили ниточку, за которую только дернуть и осталось (ну, а там и дверь откроется – туда, куда надо адвокатскому сообществу).

Вот что читаем в ч.4 ст.6:

Без согласия доверителя адвокат вправе использовать сообщенные ему доверителем сведения в объеме, который адвокат считает разумно необходимым для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу.

Ну, да, заранее для адвокатов подстелили соломку. Что бы потом не было ссылок на недопустимые доказательства (ст.55, 60 ГПК, ст.75 УПК и т.д.). Т.е. адвокат САМ имеет право решать, какие сведения ему сообщить при рассмотрении споров (в отношении него), а какие – не сообщить. Несмотря на пресловутую «тайну» и все такое прочее. Вот так.

По сути, получается, что ЛЮБЫЕ сведения, полученные адвокатом от его доверителя, могут быть использованы адвокатом, если возникнет спор между ним и доверителем. Уже здесь мы видим, как адвокатов защищает их Сообщество – перед всеми остальными (доверителями, в частности). И хорошо хоть, что от всех остальных Кодекс эту профессиональную тайну охраняет – хотя бы на словах.

Ст.7 Кодекса устанавливает для адвоката обязанность(!) принимать поручение на ведение дела и в том случае, когда у него имеются сомнения юридического характера, не исключающие возможности разумно и добросовестно его поддерживать и отстаивать.

Отметим, во-первых, что здесь ВООБЩЕ не идет речь о хоть каких-то гарантиях для клиента в положительном исходе дела. Ибо, еще раз: речь идет лишь о поддерживании и отстаивании дела, но не об уверенности/неуверенности в его положительном исходе. Во-вторых, почему именно обязанность (хотя, конкретно этого слова в тексте ст. 7 нет)? А потому, что термин «принимает» не означает «может принимать». Иначе говоря, неважно, имеются ли у него сомнения юридического характера или нет – он ПРИНИМАЕТ поручение на ведение дела.

Странно, однако, а почему в конструкции данной нормы вообще нет ссылки на то, что свои сомнения адвокат ОБЯЗАН БЫ сообщить своему доверителю?... И обсудить их с ним?... На наш взгляд, причина ясна: иначе половина (а то и больше) адвокатов останутся без работы. Уж если каждый адвокат будет честно сообщать своему доверителю прогнозируемый им исход дела… так кто же платить-то будет тогда ему? По теории вероятности – лишь половина клиентов, если не меньше.

Ведь для специалиста в той или иной области права, на самом-то деле, достаточно легко, с 90% уверенностью, спрогнозировать – выигрышное дело или нет. Это же, примерно, как на самолете летишь – и сверху все видно, как на ладони…. Действительно сложных дел, судя по судебной практике, бывает не так уж и много. Тот факт, что достаточно многие адвокаты (после заключения договора с клиентами) делают важный вид и говорят о "неизвестности" исхода дела, может говорить либо об их некомпетентности, либо (что чаще) об умышленном утаивании от клиента всех возможных вариантов решения дела.

Почему бы, в самом деле, вместо «принимает» в ч.1 ст.7 ни указать «может принимать»? И тогда бы все было честно, все встало бы на свои места. Но, зачем… видимо, и так пойдет.

В этой связи вспоминается анекдот, еще советских времен. Один человек – сел, ну, куда же деваться, в кустах – по большой нужде. Дело было зимой. В норковой шапке, новой и роскошной такой. А другой – подходит и производит замену его шапки на свою, солдатскую и засаленную, со словами: «ну, справлять нужду и в такой пойдет». И исчезает.

Так вот, здесь видится некая аналогия: неважно, уверен ли адвокат в благополучном для доверителя исходе дела или нет – он его ПРИНИМАЕТ. А высказать свои сомнения и честно обрисовать ситуацию – да зачем, мол. Т.е. это - почему-то оставлено на усмотрение адвоката.


А вот ч.2 ст.7 рекомендуется запомнить (ну, пока Кодекс не изменен или еще что) жизнь, если вдруг будете иметь дело с адвокатами:

Предупреждение судебных споров является составной частью оказываемой адвокатом юридической помощи, поэтому адвокат заботится об устранении всего, что препятствует мировому соглашению. Это означает, что если адвокат не принимает мер, не способствует установлению мирового соглашения в суде, можно смело жаловаться на него в Коллегию адвокатов.

В ч.1 ст.9 кодекса читаем явное противоречие:

Адвокат не вправе… оказывать юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды

Но, ведь известно, что не все адвокаты работают по государственным расценкам. Очень многие заключают договора с доверителями, последние оплачивают их услуги. Т.е. адвокат очень часто выступает в роли предпринимателя, получающего деньги от своих клиентов. Так как же тут – без выгоды-то?... Это - некорректная норма.

Ч.2 ст.9, видимо, справедлива: позиция адвоката не должна противоречить позиции его доверителя. Действительно, а иначе зачем нужен такой адвокат. Но, «почему-то» суды ВСЕГДА спрашивают адвокатов, поддерживают ли они доводы своего доверителя. Т.е., все-таки, суды допускают, что адвокат МОЖЕТ НЕ ПОДДЕРЖИВАТЬ своего доверителя – полностью или в части.

П.4 ч.1 ст.9 прямо противоречит ч.4 ст.6 Кодекса. В самом деле, вначале говорилось, что, мол, адвокат может использовать сообщенные ему доверителем сведения при споре между ним и доверителем; а чуть позже – устанавливается прямой запрет на это:

адвокат не вправе… разглашать без согласия доверителя сведения, сообщенные им адвокату в связи с оказанием ему юридической помощи, и использовать их в своих интересах

Так, а если возникнет спор между адвокатом и его доверителем – разве ч.4 ст.6 Кодекса не дает возможности первому использовать, по своему усмотрению, сведения, сообщенные ему доверителем? Т.е. в случае возникновения (судебного) спора между адвокатом и его доверителем возникает коллизия: ч.4 ст.6 разрешает использовать сведения, полученные от доверителя, а п.4 ч.1 ст.9 – запрещает. Или – сообщение в суде сведений – согласно кодексу – НЕ является разглашением? А ведь судебные акты зачастую становятся предметом гласности, их публикуют в открытой печати. Далеко не все они проводятся в закрытом режиме.

Полезной представляется п.8 ч.1 ст.9. Этой нормой установлен запрет на приобретение имущества и личных имущественных прав адвокатом, если такие права или имущество являются предметом спора. Это верно – поставлен заслон против недобросовестных адвокатов. Которые могут включить в договор с доверителем… да, мало ли что. А доверитель, не разобравшись, вполне может подписать подобный договор (кстати, процентов 80 доверителей, клиентов, как правило, не склонны читать договор, они обычно «подмахивают» договор, не глядя – ну, это так, наши личные наблюдения).

Ч.3 ст.9 Кодекса запрещает адвокатам заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг, за исключением научной, преподавательской, экспертной, консультационной.

С одной стороны, это – правильно, чтобы адвокат, грубо говоря, не распылялся между «разных огней». С другой стороны, в период отсутствия клиентов (доверителей)… жить на так называемую компенсацию? Это не слишком серьезно.

Ст.10 Кодекса устанавливает приоритет закона и нравственности над волей доверителя. Конечно, с этим можно согласиться. Ведь адвокат – это не наемный бандит, в конце концов. И не сообщник бандита. Ну, не должен быть таковым, по крайней мере.

Ст.11 Кодекса устанавливает запрет для адвоката быть советником, защитником или представителем нескольких сторон в одном деле, чьи интересы противоречат друг другу. Что же, логично. Хотя, надо сказать, на практике адвокат, иной раз, бывает именно «общим» и больше работает в пользу той стороны, которая заплатит, соответственно, больше. Договоренность с противоположной стороной, конечно, осуществляется в подобных случаях негласно.

Но, вот мы подходим к самому интересному:

В ч.2 ст.15 читаем:

адвокат не должен… употреблять выражения, умаляющие честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката

Понятно. Т.е. НИКАКИХ отрицательных оценок деятельности другого адвоката он не может дать. Да, рука руку моет – причем этому ОБЯЗЫВАЕТ(!) Кодекс. Более того, адвокат в беседах с доверителями не имеет права даже критиковать другого адвоката… (ч.2 ст.15 Кодекса)!

Что это означает на практике? Да «всего лишь» то, что если очередной одураченный (но, проплативший «юридические услуги») доверитель обратится к очередному, n+1-му адвокату, последний НЕ ИМЕЕТ ПРАВА обсуждать правильность действий и консультаций предыдущего адвоката. И здесь – рука руку моет, адвокат адвоката – кроет. Точнее, должен крыть – согласно Кодекса (за исключением явных ситуаций противозаконности, конечно).

Здесь, на наш взгляд, просматривается стремление Сообщества адвокатов обелить ВСЕХ своих членов... путем запрета обсуждать их, в частности, негативные деяния и слова. Неважно, какой именно адвокат… но, пока он состоит в Сообществе – о нем НИЧЕГО, кроме хорошего (как о мертвом). И не иначе.

Кстати, обсуждать гонорар других адвокатов – адвокатам тоже запрещается (п.3 ч.2 ст. 15 Кодекса).

Правильно, доверителям лучше быть в неведении, чем адекватно знать, насколько стоимость услуг других адвокатов соответствует некой норме – по оценкам других адвокатов. Зачем им это знать? Сколько «прикажет» (очередной) адвокат – столько и заплатит доверитель. А что, разве это не так? В жизни?...  

Теперь ясно, откуда растут корни, как говорится. Корни растут из ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА. Которое кое в чем недвумысленно. Или, по-другому: такое законодательство сформулировано соответствующими, скажем так, законодателями.


Комментарии:
Ал27.03.2019 18:29
Если бы адвокаты еще соблюдали этот кодекс этики.
Олег03.04.2019 15:33РедактироватьУдалить
Получается, кодекс этики адвокатов то ли призывает, то ли обязывает их соблюдать некую кастовость. что ли. Кодекс этики препятствует, отчасти, развитию конкуренции между адвокатами. Хотя, например. в гражданских делах адвокат - это самый типичный предприниматель, который занимается оказанием услуг, в данном случае - юридических. Мне кажется, этот кодекс этики надо бы проверить на предмет соответствия антимонопольному законодательству. Интересно, не было ли соответствующих жалоб в ФАС?
Всего комментариев: 2
Пожалуйста, не забудьте ознакомиться с правилами оставления комментариев.



Подписаться на комментарии на этой странице
Вот что мы можем сделать для Вас:
Интересная и полезная
информация
Изменить размер шрифта:
?