Номер телефона

Последнее обновление:

Современные российские православные священники: кто они?

Конечно, данный вопрос является риторическим и, как видится, не имеет однозначного общего ответа. Скорее всего, есть и нормальные, т.е. честные, искренние священники, честно идущие путем веры. А есть и, скажем так, иные. Поэтому ниже посмотрим, каковы они могут быть, эти самые российские православные священники, на одном из примеров. А там уж читатель может подумать и/или сделать обобщения самостоятельно.

Священник рассказал полицейским об антивоенной позиции прихожанина

Вообще-то, даже сама постановка такой ситуации выглядит как-то абсурдно, нереально. В самом деле, ведь, вроде как, так называемые российские священники (да, это те самые, которые исполняют в православных храмах) должны сохранять там «тайну исповеди», ну и т.п. По идее, не то, чтобы должен, а именно так в законе написано. Российском. Да и, в конце концов, вроде как, человек в рясе черного (или иного, в зависимости от ситуации) цвета должен бы восприниматься людьми как, своего рода, «проводник между земным и божественным». Ну, т.е. тот, коему «можно» доверить «все тайны своей души», а то и посоветоваться, получить наставление, как говорится, на путь истинный. Вроде как…

Но, на практике бывает несколько иначе. Иногда священник бывает не то, чтобы проводником между земным и божественным, а банальным проводником между земным и… полицией. Т.е. самым обычным доносчиком (или осведомителем, или какой тут подобрать более правильный термин?). Собственно, как называть человека, который осведомляет о чем-то полицию или иные, так называемые, правоохранительные российские органы?

И вот – случай, происшедший в православном храме Казанской иконы Божьей Матери в посёлке Тельма Сергея Кандыбина.

Примечание: по идее, священников именуют, иной раз, при помощи таких терминов, как «преподобный», «отец», «святейший» и т.п. При этом используют не истинное имя священника, а то, которым его «нарекли» в церкви. Как правило, «новое имя» (по сути, псевдоним) не совпадает с истинным именем священника, прописанным в его гражданском паспорте. Применительно к конкретно данному священнику нам абсолютно не хочется применять никакой из таких терминов. Поэтому ограничимся официальным обозначением, т.е. имя-фамилия. Большего наименования, по мнению автора данной статья, сей священник не заслуживает.

Так вот против предпринимателя, экс-депутата городской думы города Усолья Сибирского Иркутской области Сергея Угляницы 12 октября было возбуждено дело об административном правонарушении по материалам проверки УФСБ. В материалах дела есть показания священника православного храма в посёлке Тельма. Он рассказал полицейским об антивоенной позиции прихожанина.

Прокуратура установила, что Угляница размещал в соцсетях «высказывания, содержащие в себе признаки действий, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а также унижение человека». В материалах дела приводятся посты и комментарии Угляницы, которые по мнению прокуратуры возбуждают ненависть к сотрудникам полиции, представителям власти, военным, «а также /***/ В.В. как Президенту РФ».

Вообще-то, не «Угляница», а Угляниця, если говорить правильно, в соответствии с верной транскрипцией. Но, судя по всему, нынешние СМИ мало волнует правильное произношение. Коверкают произношение так, как «считают нужным». Хорошо хоть, что человека «углом дома» не назвали – и на том, как говорится, спасибо.

Так вот, о чем высказался священник: «На мой вопрос он дословно ответил следующее: не согласен с позицией, которую заняла церковь в Тельме, — приводятся слова Кандыбина в полицейском протоколе. — Данная война носит захватнический характер, виной которой является руководство Российской Федерации и действия Вооружённых Сил Российской Федерации.»

Что характерно?

В самом деле, каким же образом священник (если он и в самом деле священник, а не шпион из спецслужб) смог опознать своего прихожанина? Каким образом он понял, что это – именно конкретный человек, тот самый Сергей Угляниця?

А вот откуда, цитируем:

В самом деле, КОМУ прислуживает сей "священник"? Точнее, некое лицо мужского пола с сигаретой, автомобилем и нацепившее рясу черную. Неужели же он прислуживает богу? Неужели кто-то ИСКРЕННЕ считает, что подобный "священник" поможет кому-то в общении с богом, со Всевышним?...
«По словам священника, до этого он не знал Сергея Угляницу и опознал его только по фотографиям, выложенным в соцсети «Одноклассники». Фотографии священнику показали сотрудники ФСБ, они специально для этого приехали в тельминский храм 31 мая.»

А вот это уже… проясняет все обстоятельства. В самом деле, зададимся вопросом: если священник и в самом деле ранее не знал указанного человека, то как же он вдруг «узнал» о нем?

По всей видимости, без сотрудников ФСБ (или аналогичных, так сказать, сотрудников) он, конечно, никоим образом не смог бы идентифицировать того человека (так как не знал его ранее). Видимо, чтобы опознать, он и вызвал их, этих самых сотрудников.

Священник продолжил:

«Я его вообще не знаю, кто он такой. Откуда он взялся, он чё, с Украины приехал?»

Это дополнительно свидетельствует о том, что тот священник и в самом деле не знал ранее указанного гражданина. Однако, сразу же возникает резонный вопрос: а ОТКУДА сотрудники ФСБ узнали, что им следует показать священнику именно ТЕ фотографии, которые соответствовали фото именно указанного гражданина (Сергея Угляницы)?... Ведь ФСБ – это огромная организация, в самом деле, как паук опутавшая Россию целой сетью сотрудников, не иначе. Соответственно, у них, этих сотрудников, по всей видимости, присутствует огромная масса самых разных фотографий граждан, взятых как из открытого доступа (например, из социальных сетей), так и из других, скажем так, источников.

Однако, сотрудники ФСБ показали священнику именно актуальные фотографии, на которых, видимо, был изображен именно тот гражданин. Стало быть, они ЗАРАНЕЕ знали, какие именно фотографии показывать священнику. А это означает одно из двух:

  1. Либо тот гражданин (Сергей Угляниця) был кем-то или чем-то отслежен…,
  2. Либо священник лжет, говоря о том, что, он «не знал» ранее этого гражданина…

Третьего варианта, кажется, не существует.

И в дополнение

На вопрос журналиста, «Такое было, что вы подписывали бумаги в следственных органах?», священник ответил: «Ну, если и было, то что?»

Надеемся, теперь уже все ясно и ничего дополнять не требуется.

Так что, того… уважаемые прихожане православных храмов России… Вы там аккуратнее, когда посещаете эти храмы-то. Ведь вам вполне может попасть такой священник, который ответит вам нечто вроде «Ну, если и было, то что?».


Комментарии:
ФВ02.11.2022 16:44РедактироватьУдалить
настучал на ближнего своего и возрадовался)
Всего комментариев: 1
Пожалуйста, не забудьте ознакомиться с правилами оставления комментариев.



Подписаться на комментарии на этой странице

Мы можем выполнить

Другие услуги
Интересная и полезная
информация
НАПИШИТЕ НАМ
Яндекс.Метрика
Номер телефона
© Copyright Все права защищены 2013-2022 Научный консалтинг